Оld school: Греф назвал современное образование «школой XIX века»

Герман Греф, выступая перед директорами школ Подмосковья, сообщил, что с точки зрения подхода к обучению российское образование застряло в позапрошлом веке. Почему экономист считает нашу школу устаревшей? Почему не работает «гумбольдтовская реформа образования» сегодня и что надо сделать, чтобы соответствовать современным мировым тенденциям?
Фото: Гавриил Твиритинов / В народной школе XIX века

«Проблема нашей школы, в моем понимании, в том, что она осталась школой XIX века», — сказал глава Сбербанка Герман Греф, выступая перед директорами школ Подмосковья. Бывший министр экономического развития и торговли, возглавляющий сегодня крупнейший российский банк, — отнюдь не посторонний в образовании человек: он является председателем Попечительского совета НИУ ВШЭ, а его супруга Яна Греф — учредитель Хорошевской гимназии: частной школы, создавая которую, семья Греф руководствовалась своими представлениями об идеальном образовании.

«Современную школу родил Вильгельм фон Гумбольдт в униженной Германии, завоеванной Наполеоном. Стране нужно было родить солдат. Гениальный Гумбольдт для своего времени подал идею всеобщего образования и создания из молодежи такой армии учеников», — рассказал подмосковным директорам Греф. Глава Сбербанка отметил, что сегодня, два века спустя, основа обучения осталась такой же, и это «гигантская проблема». Попытаемся разобраться, почему «гумбольдтовская реформа образования» сегодня кажется российскому экономисту не только устаревшей, но и вредной.

для этого необходимо было изменение самих людей, их образа мыслей — то есть образования

Вильгельм фон Гумбольдт — немецкий филолог, философ, государственный деятель, дипломат, один из основоположников лингвистики как науки, основатель Берлинского университета, друг Гете и Шиллера, вошел в историю как человек, который путем реформирования гимназического образования в Пруссии спас страну от катастрофы. Почему же эти преобразования начала XIX века оказали столь глубокое влияние не только на отдельно взятое государство, но и на систему образования во всем мире? И почему это влияние актуально по сей день?

Всеобщее школьное образование в Пруссии было введено в 1717 году, но долгое время государство школами практически не занималось, не финансировало, не контролировало: не было ни министерства образования, ни единых учебников, ни экзаменов. Дети в школу почти не ходили, а учителями работали ремесленники или инвалиды войны, которых было некуда пристроить и которые сами едва умели читать. Так продолжалось до момента, когда Пруссия проиграла войну Наполеону и оказалась на грани исчезновения: на нее была наложена огромная контрибуция и у нее отобрали значительную часть земель.

«Государство должно заместить духовной силой то, что оно потеряло в физической», — объявил прусский король. Для того чтобы справиться с чудовищными экономическими проблемами, необходимо было принципиально реформировать государство и социальные институты. Главной идеей здесь стало создание общества свободных образованных людей и либеральной экономики. А для этого необходимо было изменить самих людей, их образ мыслей — то есть образование.

Важной идеей новой школы стало понимание, что «человек должен стать самостоятельной личностью, творцом своего мира, автономным, свободным, с полными правами». Поэтому школа должна была воспитывать не умение подстраиваться к традиционному, но и подталкивать к движению вперед.

Другой важной идеей стало то, что школа должна была обучать не утилитарным вещам, а пробуждать «силы, способность к спонтанности и абстрактному мышлению». Обучение поэтому предполагалось не материальное, а формальное: оно не должно подстраиваться под профессию или сословие, а быть «общим».

Ну, и главная новая идея нового образования: не рождение, а талант и способности должны определять социальное положение человека. Таким образом, образование становилось единственным показателем квалификации, истинным и новым «сертификатом благородности».

если у нас плохой министр образования, если у нас плохая система образования, у страны нет будущего

Объясняя, почему сегодня идеи всеобщего обязательного образования скорее вредны, чем полезны, Греф процитировал министра образования Японии, который в 1850 году «честно писал», что «нынешняя система насильного образования не несет счастья школьнику, она создана для государства». Президент Сбербанка отметил, что «главная трансформация, которую должна пройти российская школа, — переход от преподавания знаний к преподаванию навыков».

Понимание того, что в основе прогрессивного образования лежат не знания, а умения, является сегодня очень популярным. В частности, такой подход заложен в программу одного из самых амбициозных образовательных проектов последних лет — школы «Летово». «Ядром нашей программы являются умения. Мы выделили четыре основных (хотя на самом деле их значительно больше): критическое мышление, креативность, коммуникативность, взаимодействие. Мы брали за основу разные исследования и прогнозы относительно того, какие умения и качества будут необходимы в ближайшем будущем», — рассказала «Учёбе.ру» заместитель директора школы «Летово» по академическим вопросам Мадлена Шагинян.

Похожий подход практикуют и в Хорошевской школе, которую возглавляет супруга Грефа, а также в других частных гимназиях и лицеях. Но все это достаточно закрытые образовательные учреждения, для избранного круга детей и родителей. А как же быть всем остальным, кто получает бесплатное государственное образование? Если почитать положения новых ФГОС (Федеральных государственных образовательных стандартов), на которые, судя по официальным отчетам, уже перешла российская начальная школа и вот-вот перейдет и вся остальная, то на бумаге все тоже выглядит очень прогрессивно.

Тут тебе и умения, и навыки, и междисциплинарный подход, и личностно-ориентированное образование, и изменение роли педагога, «который должен от роли ментора перейти к роли тьютора». Только вот на практике, несмотря на бесконечные потрясения и постоянные изменения, по сути своей образование в современной российской школе действительно выглядит пока весьма устаревшим, если не из ХIX века, то из XX века точно. При этом, как и в 1806 году, совершенно очевидно, что справиться с экономическими и социальными потрясениями страна сможет, только если в ней будут жить образованные, свободномыслящие люди. В этом смысле слова Германа Грефа о том, что «самым важным членом правительства является министр образования», не выглядят преувеличением: «Если у нас плохой министр образования, если у нас плохая система образования, у страны нет будущего. Это самое страшное».

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты