Какая мука воспитывать: самые интересные мнения учителей, психологов и родителей за год

Система образования — это свод законов, правил и стандартов. Они важны, и все же главное в школе — люди: дети, учителя и, конечно, родители. «Учёба.ру» на протяжении 2016 года разговаривала с блестящими педагогами, с опытными психологами и экспертами от образования, а так же пыталась с помощью родителей узнать, как устроены школы во всем мире. Здесь самые интересные интервью собраны вместе.
Наталья Афанасьева
06 января 2017
Фото: marco antonio torres / Flickr / CC BY-SA 2.0

Педагоги

Каждый месяц мы выбираем одного учителя и разговариваем с ним о детях, о предмете, который он преподает, и о том, какими судьбами он попал в школу. И вот что выяснилось — в истории каждого хорошего учителя есть человек, который в свое время повлиял на выбор профессии, — гениальный педагог, который сумел заразить не только любовью к конкретному предмету и интеллектуальной деятельности в целом, но и любовью к людям.

Есть учителя, которых не бесят дети, которые готовы проводить с ними все время и даже получают от этого удовольствие. Например, Георгий Арабули учился в МФТИ и собирался заняться наукой, но случайно попал на замену учителя физики и остался в школе. «Я думаю, что педагог — это призвание. Я по себе со стороны ученика знаю: если ты видишь, что учитель переживает за результат, если его цель — научить, поделиться знаниями, то многое получается. Желание помочь, любовь к детям — вот, на мой взгляд, непременные качества», — говорит он. Больше читайте в интервью «Как получать удовольствие от общения с детьми».

Учитель математики Дмитрий Чумаченко считает, что школьный курс математики при желании доступен абсолютно каждому, как и любой другой предмет из программы. Проблемы с учебой у современных детей возникают, как это ни парадоксально, из-за раннего развития: вместо того, чтобы играть, они учатся писать: «В результате в первых классах им неинтересно, и в среднюю школу они приходят без мотивации. Любое занятие требует усидчивости и интереса, а у них нет ни того, ни другого», — рассказывает Дмитриий Чумаченко в интервью «Почему детям трудно учиться» .

Учитель по предмету «Окружающий мир» Вера Башмакова полагает, что многие дети теряют мотивацию к учебе из-за того, что в начальной школе слишком жесткая система: много правил, строгие учителя, которые не умеют «зацепить», зажечь интересом к науке, к познанию. «С маленькими детьми работать действительно сложно: они так устроены, что если им не интересно, они не будут слушать. Можно их ломать, требовать дисциплины, но я не могу так. Поэтому приходится выкручиваться, продумывать уроки так, чтобы дети все время были увлечены», — рассказывает Вера Башмакова в материале «Многие дети надломлены начальной школой».

Эксперты и психологи

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан считает, что современная модель российского образования не подходит для нашей страны, да и никому бы не подошла. «В основу этой модели в 90-е годы была положена странная идея о том, что образование — это услуга. Это ошибочная идея, с точки зрения экономиста. Если это и услуга, то инвестиционная — это инвестиции в человеческий капитал». О взглядах знаменитого экономиста на образование и его перспективы, о ЕГЭ и о том, как от отношения к списыванию у каждого ученика зависит будущее страны, читайте в интервью «Александр Аузан: в этом мире нет совершенства, зато есть разнообразие».

Александр Мелик-Пашаев — заведующий лабораторией психологических проблем художественного развития Психологического института РАО, главный редактор журнала «Искусство в школе» считает, что «одаренность к творчеству — это нормальное, если угодно — универсальное свойство человека, и мы должны из этого исходить в своем отношении к детям. Как есть в юриспруденции «презумпция невиновности», так в педагогике должна быть «презумпция одаренности». При этом, по мнению психолога, очень опасно назначать ребенка «гением» и «вундеркиндом», можно поломать всю его жизнь. «Второе крайне опасное и крайне распространенное явление — конкурсы, борьба за „место под солнцем“, желание кого-то превзойти — все это порождает тревожность и, главное, искажает самые мотивы творчества», — рассказывает Александр Мелик-Пашаев в интервью «Проблемы одаренности: как растить гения».

Но если гении встречаются все-таки не так уж и часто, то проблемы переходного возраста неизбежно в той или иной степени касаются всех. О том, как пережить подростковый кризис вместе с ребенком без серьезных потерь и трагедий, мы говорили с руководителем направления по работе с подростками «Перекресток» городского психолого-педагогического центра (ГППЦ) ДОгМ Кириллом Хломовым. «Заметить, что с подростком что-то не так, очень сложно — в силу возраста, из-за того, что им недоступен пока опыт взрослого человека, для них характерна гиперболизация всех проблем. Поэтому сложно отличить, где настоящая проблема, а где гротескность переживаний. Тем более, что в этом возрасте есть задача сепарации, ребенок старается отделиться, иногда в грубой форме: относится с пренебрежением ко взрослым, увеличивает дистанцию. И задача взрослых — быть очень терпеливыми, внимательными, выдержанными, но при этом настойчивыми и всегда готовыми броситься на помощь, если это необходимо», — советует психолог. Подробнее — в материале «Как жить с подростком: нужно разделять внимание и насилие».

Родители

Безо всякого преувеличения можно сказать, что родители — самые тревожные, наблюдательные и внимательные участники образовательного процесса. Вот почему «Учёба.ру» придумала регулярную рубрику «Глазами родителей» и теперь смотрит через них на то, как устроены школы в разных странах. Выводы такие: школы везде разные, но идеальных нет и, видимо, быть не может.

Шведская журналистка Элин Йонссон, например, попала в московскую школу в 1991 году, по обмену. И рассказала нам, что ее удивило здесь больше всего, и чем российское образование, по ее мнению, отличается от шведского: «У нас считается, что школа нужна, в первую очередь, для того, чтобы дать человеку возможность найти себя — попробовать все предметы, понять, что интересно, чем хочешь заниматься дальше, в университете. Школа воспринимается как подготовка к жизни, и, прежде всего, к социальной. У вас же все очень нацелено на результат». Любопытнейшие подробности можно прочитать в материале «Что удивило шведку в Москве».

А вот московских родителей Александра и Марианну Можаевых, которые переехали в США, удивило в американской школе то, что здесь нет «уравниловки». «Важное отличие американской школы от российской заключается в том, что здесь не давят, не пихают знания насильно и дают детям возможность заниматься тем, что им по душе, — говорят они. — Привычного нам единого коллектива из 30 человек, где все подстраиваются под средние значения, здесь нет. В школе есть обязательное количество часов основных предметов, а все остальное ребенок набирает в соответствии со своими способностями и интересами». Подробнее — в материале «Школа в США глазами московских родителей».

В Израиле же, вопреки всем стереотипам, дети больше всего любят играть в футбол, в школах огромные классы, а уровень образования вызывает озабоченность, поэтому проводятся серьезные реформы. Впрочем, все это не так важно, здесь главное, «чтобы деточка была счастлива». «Я знаю, что моего ребенка здесь точно не обижают. Бывает недопонимание, конечно: в израильской школе далеко не все святые, но здесь вся система настроена на то, чтобы защитить ребенка», — эти и другие очень увлекательные детали жизни в израильской школе журналист Алина Фаркаш, которая переехала сюда с семьей из Москвы, рассказывает в материале «Израильская школа глазами родителей из России».

Наталья Афанасьева
06 января 2017

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты