Учитель месяца: «Многие дети надломлены начальной школой»

Вера Башмакова — преподаватель предмета «Окружающий мир» в начальных классах школы «Интеллектуал» и заведующая Лабораторией биохакинга Политехнического музея. Она уверена, что глупых детей не бывает, а если они чего-то не могут понять, значит учителю не удалось их «зацепить». Вера рассказала «Учёбе.ру», в чем сложность работы с первоклассниками и почему некоторые дети быстро перегорают и перестают учиться.
Наталья Афанасьева
07 декабря 2016
3 комментария
Фото: allispossible.org.uk / Flickr / CC BY 2.0
Вера Башмакова,
учитель естествознания в школе «Интеллектуал»
Как вы стали биологом и почему после МГУ решили преподавать в школе?

Я сама училась в обычной районной школе, не очень хорошей. Но в 1991 году, когда она открылась, в стране была эпоха голода и перемен. Педагогам разрешали преподавать по собственной, не советской программе. У меня была в начальной школе замечательная учительница — профессиональный математик, которая попала в школу просто потому, что хотела детей учить и умела объяснять сложные вещи. В 1 классе у нас чего только не было: ряды, интегралы, системы счисления. Это сразу стало пронизывать всю мою детскую жизнь, я придумывала задания, алгоритмы, программы для роботов, рисовала схемы, мне это ужасно нравилось. Может быть, поэтому мне сейчас именно начальная школа кажется таким раем.

Когда я перешла в среднюю школу, многие наши знакомые уезжали за границу и отдавали свои книги. Однажды к нам домой попала целая библиотека по физике и по биологии, и я прочитала все. Я не могла решить, кем быть: физиком или биологом. Тогда я пришла к мысли, что, если стану биологом, то все равно придется знать физику, потому что она лежит в основе всего. А если стану физиком, то смогу на этом остановиться и буду менее образованным человеком.

Еще у нас была очень хорошая учительница по биологии, у нее тоже была своя программа. В школе было тоскливо, а с ней оказалось здорово. У меня как у учителя тоже есть мечта — вложить любовь к биологии и убрать страх перед наукой.

В детстве я мечтала быть одновременно ученым и учителем. Я окончила МГУ, биофак, начала заниматься наукой, но выяснилось, что совмещать ее с семьей и зарабатыванием денег сложно. Мне всегда нравилось быть с детьми, и в какой-то момент очень сильно этого захотелось. И я пошла работать учительницей «Окружающего мира» в начальной школе «Интеллектуала».

Но почему вы выбрали именно начальную школу? Вы думаете, что именно там закладывается отношение к учебе?

Я выбрала начальную школу по двум причинам. Во-первых, из трусости. Мне страшно было идти работать учительницей: я боялась, что дети не будут меня слушать. А возраст начальной школы я более-менее себе представляла, моему старшему ребенку тогда было шесть лет. Во-вторых, потому что мне казалось, что в начальной школе закладывается куда больше, чем в средней: закладывается отношение к школе, к учебе и к самому себе. Там ребенка можно напугать «на всю оставшуюся школу», а то и на всю оставшуюся жизнь. А можно зажечь интересом к науке, к познанию, так же, как в детстве это произошло со мной. Если бы можно было, я пошла бы учить детей в детский сад.

если им не интересно, они не будут слушать

Многие дети в средней школе не раскрываются потому, что были надломлены начальной школой: слишком жестким учителем или просто самой системой. Им тяжело в старшей школе, и дальше все идет под откос: они не могут поступить в тот вуз, в который хотят. С маленькими детьми работать действительно сложно: они так устроены, что если им не интересно, они не будут слушать. Можно их ломать, требовать дисциплины, но я не могу так. Поэтому приходится выкручиваться, продумывать уроки так, чтобы дети все время были увлечены: сначала они в тетради делают какое-то задание, потом должны обязательно поиграть, поскольку 40 минут им сидеть тяжело, к концу урока они уже не могут учиться. Я стараюсь показывать всякие эксперименты, потому что детей это «заряжает», им интересно, это очень сильный мотивирующий фактор. Например, в конце модуля вместо контрольных мы устраиваем аукцион: я приношу реактивы, за правильные ответы они выкупают их. Если соберут все реактивы, получится красивая реакция.

Когда дети приходят в 1 класс, они еще такие маленькие, неготовые, «несыгранные» и все очень разные. Не всегда получается всех «зацепить», чтобы всем было интересно. А если кого-то одного не удалось, а он очень активный, то он весь класс разнесет. Еще бывают дети, которые все понимают быстрее других, они уже все постигли, поэтому им скучно — приходится давать им дополнительные задания.

В обычной школе все еще сложнее, не знаю, смогла ли бы я там преподавать. Не считаю себя прям очень хорошим педагогом, я от этой работы очень «тащусь», она меня очень вдохновляет, но я понимаю, что если бы я оказалась в обычной школе, то вряд ли бы справилась. Конечно, в неформальной обстановке с обычными детьми, может, и получилось бы что-то, но школа имеет очень жесткие правила: детей много, уроки должны обязательно проходить в классе, все обязаны сидеть за партами и так далее. Нет возможности договариваться с каждым.

Есть ли системы, которые бы подходили всем? Сейчас много говорят о финской школе, которая как раз уходит от классической системы, что вы об этом думаете? Если бы вам дали неограниченные возможности, как была бы устроена школа вашей мечты?

Если система есть, то в ней не может не быть правил, а если есть правила, то обязательно найдется и тот, кто в них не впишется. Думаю, финская система тоже не идеальна: наверняка есть люди, которые продуктивнее занимюатся в более дисциплинированных условиях, лучше самореализуются в более жесткой обстановке. Если бы мне дали карт-бланш, моя школа выглядела бы так: классы по шесть-семь человек, причем в одной параллели их было бы много, скажем, десять, и они бы постоянно тасовались. Дети смогли бы сами выбирать, на какой курс идти, и не ходили бы туда, где им неинтересно. От парт я бы отказалась, чтобы можно было сидеть, стоять и двигаться — при условии, что человек включен в общий разговор. Есть ведь гиперактивные дети, которым на уроке надо походить, они так лучше понимают материал. Не было бы фиксированного времени для урока — они бы начинались в определенное время, но звонка, который прерывал бы процесс, не было. Так организация времени стала бы более гибкой.

я не думаю, что дети бывают глупыми, просто не каждого можно «зацепить»

В идеале в такой школе была бы смешанная система проживания: в семье и в интернате, чтобы дети не тратили много времени на дорогу, высыпались и у них оставалось бы больше сил на учебу. Еще я бы обязательно сделала занятия для родителей — сейчас меняется время, меняется система, школа становится менее закрытой. Благодаря соцсетям, мессенджерам и почте у родителей появляется возможность в режиме нон-стоп обсуждать ее, общаться с учителями, и это постоянное общение может быть как конструктивным, так и деструктивным. А если дать родителям возможность глубже и организованнее влиться в школьную систему, это может принести много пользы.

В начальной школе особенно заметно, какие все дети разные. Какие бы вы выделили типы учеников?

В начальной школе все связано с семьей — по детям очень чувствуется, насколько большой вклад в них сделали родители. Он бывает недостаточным, нормальным или избыточным. И многие детские привычки возникают из-за воспитания, а не автоматически.

Если же это отбросить, то я бы разделила детей на медленных и быстрых. Нет ребят, которые не могут понять или которым невозможно что-то объяснить, но темп у всех разный. Меня это огорчает, ведь каждый раз есть только 40 минут, и когда они заканчиваются, детей надо отпускать. Есть яркие и одаренные индивидуальности, про которых сразу все понятно: их способности уже в детстве оказывают влияние на их социальную жизнь. А есть просто умные, хорошие, живые и заинтересованные дети. Я не думаю, что дети бывают глупыми, просто не каждого можно «зацепить». Кому-то на уроке нужен театр, а кому-то — самостоятельные задания, во время выполнения которых его «осеняет». Каждому — свое.

Сейчас в начальной школе вместе идут уроки по основам религии. Меняется ли из-за этого картина мира? Приходилось ли вам слышать от детей, что теория Дарвина ошибочна?

В нашей школе я с таким не встречалась, но в детстве было, конечно, — я училась в 90-е, и это была эпоха такого плюрализма и разнообразия мнений, что дальше уже просто некуда. Когда дети обсуждают со мной божественное происхождение мира, я говорю, что есть две разные плоскости: материального и нематериального мира. В плоскость нематериального я лезть не могу, поскольку слишком мало об этом знаю: я рассказываю только о материальном, о том, что точно доказано. Наука основана только на доказательствах. Тут все просто: я придерживаюсь теории Дарвина не потому что я в нее верю, а потому что есть множество доказательств.

Наталья Афанасьева
07 декабря 2016
3 комментария

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты